Radist
Вячеслав Волков Пользователь — был сегодня 13:40

Сомали: Хаос, который и есть порядок. Часть вторая: «Хаос»

28 35

Первая часть статьи: "Сомали: Хаос, который и есть порядок. Часть первая: "Порядок"

Третья часть статьи: "Сомали: Хаос, котррый и есть порядок. Часть третья: "Затишье"

«Завтра бой, беспощадный, томительный бой

С завывающей черной толпой,

Под ногами верблюдов сплетение тел,

Дождь отравленных копий и стрел»

Н. Гумилев «Сомалийский полуостров»

Поражение в Огаденской войне сильно подорвало авторитет Сиада Барре. Кроме того, неминуемый послевоенный экономический спад и последовавшее за уходом из Сомали Советского Союза снижение уровня жизни населения только обострило все те проблемы, которыми было обуреваемо сомалийское общество, а именно его клановую раздробленность.

1 / 4
Эфиопский военный на фоне плаката посвященного победе Эфиопии и Советского Союза над Сомали в Огаденской войне Фото: magspace.ru
Западные страны, пришедшие на помощь Барре после его разрыва с СССР, поначалу оказывали Сомали достаточно существенную помощь. Получив доступ к отстроенным Советским Союзом портам и аэродромам, США, в 80-е годы, оказали Сомали суммарную помощь более чем на 800 миллионов долларов.
Сиад Барре и Рональд Рейган. Практически сразу после разрыва отношений с СССР, Сиад Барре нашел себе нового союзника в лице США

Бывшая же метрополия Сомали, Италия, пошла еще дальше и предоставила оружия и продовольствия на 1 миллиард долларов. Но структура этой помощи, подходы к ее оказанию сильно отличались от тех, что проповедовал СССР, который предоставлял не только «рыбу, но и удочку». Советский Союз вкладывал существенные средства в развитие инфраструктуры Сомали. Много денег тратилось в развитие сельского хозяйства – основной отрасли экономики Сомали. Благодаря этому, в конце 70-х годов, Сомали была вполне самодостаточным государством, которое в общем-то вполне могло само себя прокормить. Западные же державы, в большей степени, увлеклись предоставлением именно «рыбы», т.е. поставками продовольствия в виде гуманитарной помощи. Что было большой ошибкой, поскольку она сразу попадала в руки избранных кланов и дальше распределялась внутри страны по их усмотрению, сильно обогащая своих лидеров. На перепродаже гуманитарной помощи делались огромные состояния. И все это происходило на фоне катастрофического падения уровня жизни остального населения.

Все это еще больше расшатывало ситуацию внутри страны и все выше и выше стали поднимать голову оппозиционные к Барре кланы, получавшие как финансовую, так и военную подпитку со стороны Эфиопии. Все последующее десятилетие политическая ситуация в стране планомерно расшатывалась, власть постепенно ускользала из рук правительства.

Спусковым крючком, взорвавшим ситуацию в стране и положившим начало междоусобицы, послужило обвинение Сиадом Барре северных провинций в сепаратизме и желании отделиться. Стоит признать, что на это у него были все основания. Исторически территория северного Сомали находилась под колониальной зависимостью от Великобритании, Юг же страны был вотчиной Италии.

Колониальные владения европейских стран в начале ХХ века

Северные регионы были преимущественно заселены представителями клана исаак и сепаратистские настроения в нем действительно присутствовали. После войны с Эфиопией большое количество беженцев из Огадена переселилось именно на Север. Генерал Барре рассчитывал воспользоваться этой ситуацией столкнув между собой эти два клана. Результатом стало восстание, которое подняли представители клана исаак, которые всегда составляли большинство в северных провинциях. За короткое время им удалось взять под свой контроль основные города северного Сомали. И хотя через некоторое время правительству удалось на время их освободить, «точка невозврата» уже была пройдена – повстанцами были разграблены военные арсеналы и на руках у населения оказалось большое количества вооружения. Кроме того, во время подавления восстания было уничтожено более 50 тысяч мирных жителей, что еще больше ожесточило восставших и усилило сепаратистские настроения. Государство утратило одну из своих основных функций – монополию на применение насилия.

Раскопки захоронения мирных жителей, убитых войсками Сиада Барре в результате военной операции в Сомалиленде Фото: somalilandpress.com

Помимо Сомалиленда, в начале 90-х годов о своей независимости заявили граничащие с ним на Юге провинции, образовавшие новое государство - Пунтланд. Причем Сомалиленд провозгласил полную независимость. Пунтланд же не закрыл до конца дверь для Могадишо и потребовал от него федерализации государства, при которой готов был остаться в составе Сомали, если на уровень регионов будет передано как можно больше прав и финансовых ресурсов. И во многом это спасло Пунтланд и Сомалиленд от всего кошмара, который случился в дальнейшем в центральных и южных провинциях.

Де-факто Могадишо потеряло контроль над Севером Сомали, а зажженный там костер междоусобицы моментально перекинулся на Юг. И там все оказалось гораздо сложнее - на Севере были затронуты интересы одного клана, на Юге же столкнулись сразу несколько.

И именно в этот момент на политической арене появляется фигура, которая будет играть, пожалуй, самую значительную роль в последующих событиях – генерал Мохаммед Фарах Айдид.

Мохаммед Фарах Айдид Фото: persons-info.com

Успевший за свою жизнь получить военное образование в Италии и СССР, посидевший при Барре 6 лет в тюрьме, а после выхода из нее ставший послом в Индии, генерал, возглавив военное крыло оппозиционного к правительству Объединенного Сомалийского Конгресса, смог под своим началом консолидировать антиправительственные силы и начать военное противостояние с ними. И за очень короткое время сильно в этом преуспел. Достаточно быстро правительственные войска стали терпеть поражение за поражением и очень скоро Сиада Барре, в шутку, начали называть не Президентом Сомали, а «мэром Могадишо», поскольку, потеряв ранее контроль над северными территориями, очень скоро он утратил его в центральных и южных провинциях, контролируя только часть столицы. Тем самым судьба бывшего диктатора была предрешена. В мае 1992 года бывший сомалийский лидер бежал в соседнюю Кению, которая вполне обосновано сочла его пребывание на своей территории опасным. Генерал был вынужден перебраться в Нигерию, где через два с половиной года скончался от сердечного приступа.

К моменту бегства Сиада Барре, в рядах наиболее крупной оппозиционной организации, Объединенном Сомалийском Конгрессе, произошел раскол – генерал Фарах Айдид не согласился с избранием на Пост Президента страны Мохаммеда Али Махди и вступил с поддерживающими его силами в вооруженное противостояние. Описывать подробно последующие события не имеет особого смысла. Достаточно вспомнить советский фильм «Свадьба в Малиновке», действия которого происходит на территории, которая попеременно переходит под контроль то одной, то другой противоборствующих сторон. Ровно так же все происходило в это время и в Сомали – еще не хаос, но уже анархия. И в этот момент в сомалийский конфликт решила вмешаться Организация Объединенных Наций. Но вот результаты ее деятельности сложно оценить как-то однозначно.

Международное вмешательство во внутренние дела Сомали было вполне объяснимо. К концу 1991 года в Сомали практически прекратили функционировать легитимные органы власти, на смену им пришло множество никем не контролируемых вооруженных формирований. Более полутора миллионов человек, почти треть населения страны, стали беженцами. Только за два последние года войны было убито по меньшей мере 250 тысяч человек. В Сомали начался голод. Страна находилась на грани гуманитарной катастрофы. Продолжать оставаться безучастной к подобной проблеме со стороны ООН было сравни преступлению.

Также не стоит сбрасывать со счетов еще один немаловажный факт, который самым прямым образом повлиял на принятие решения о начале миротворческой миссии. Начало 90-х годов прошлого века ознаменовалось падением одной из двух сверхдержав – Советского Союза, а его правопреемнице, России, в это время было совсем не до того, чтобы заниматься решением внутренних проблем третьих стран. Тем более в Африке. Чего не скажешь о второй сверхдержаве – США. Победив в «холодной войне», в 1992, году США к тому же находили в эйфории от суперуспешной операции «Буря в пустыне», во время которой они с треском разгромили Ирак, освобождая захваченную им территорию Кувейта. Кроме того, изъявившему желание идти на второй президентский срок Джорджу Бушу-старшему не помешало бы выступить еще и в качестве миротворца, значительно повысив свой авторитет в глазах избирателей.

1 / 5
Визит Джорджа Буша-ст. в Сомали. Январь 1993 г. Фото: usatoday.com
Забегая вперед скажем, что это ему не помогло и Президентов США стал Билл Клинтон. Но это будет позже, а в марте 1992 года, две основные противоборствующие стороны, Фарах Айдид и Али Махди, заключили перемирие, что позволило ООН организовать первую миротворческую миссию - UNOSOM (Unatidet Nations Operation in Somali), получившую название «Возрождение надежды». Основной упор в этой операции делался на предотвращение гуманитарной катастрофы – в страну доставлялось все самое необходимое – продукты питания, медикаменты, обустраивались пункты медицинской помощи и лагеря для беженцев. Но процесс шел очень сложно. К моменту начала операции, все военные склады в стране были разграблены и на руках у населения оказалось огромное количество оружия. Никуда не делись межклановые разногласия и вспышки насилия случались постоянно. Кроме того, внутри кланов так же постоянно происходило дробление, появлялись новые вооруженные группировки, которые никому не подчинялись. Подвергались нападениям и гуманитарные конвои. Доходило до того, что сотрудники ООН вынуждены были откупаться от разного вооруженного отребья, чтобы те не препятствовали доставки грузов. Когда же договориться было невозможно, ООНовцы вынуждены были нанимать охрану состоящую из одних бандитов для того, чтобы они обеспечили им беспрепятственный проезд по территории, которая контролируется другими бандитами. Охрана обеспечивалась при помощи пикапов в кузове которых устанавливался крупнокалиберный пулемет или мелкокалиберная пушка. Сейчас мы в большом количестве видим подобные транспортные средства во всех войнах, которые происходят в Африке и на Ближнем Востоке. Впервые подобный военизированный транспорт стал использоваться в конце 70-х годов, во время войны в Западной Сахаре, но именно в Сомали их использование приобрело массовый характер. Оплата, которую вынуждены были осуществлять сотрудники ООН, проводилась в отчетах как «технические расходы» и со временем за подобными военизированными пикапами закрепилось название «техничка», которое стало общеупотребимым.
1 / 4
Техничка (от англ. technical) - одно из самых распространенных мотострелковых типов вооружения в современных конфликтах в Африке и на Ближнем Востоке Фото: bbc.co.uk
Сложно дать какую-то однозначную оценку операции «Возрождение надежды». С одной стороны, ее реализация позволила частично снизить масштаб гуманитарной катастрофы и спасти от смерти сотни тысяч человек. С другой стороны, потакание боевикам, практика оплаты выкупа за беспрепятственную доставку гуманитарных грузов, создали целую отрасль экономики Сомали. Заключалась же она не только в грабеже конвоев (по разным оценкам было разворовано до 40% грузов), но и в скоординированной работе противоборствующих сторон по созданию условий, когда миротворцы вынуждены были идти на оплату выкупа. В ситуации царящей в стране анархии и безвластия, сложно было ожидать чего-то другого. К тому же, непростительно мало уделялось внимания замирению сторон. Вот что на этот счет пишет уже упоминавшийся мною российский журналист И.П. Коновалов:

«Один из секретов успеха Сомалиленда и Пунтленда в ограниченном допущении международного сообщества в свои внутренние дела. Например, все межклановые конференции по примирению здесь проводились за счет местных ресурсов. На юге же все форумы широко спонсировала ООН, и все они были безрезультатны. Это прекрасный пример непонимания Западом местных реалий, пример того, что необходимо опираться на местную инициативу, и внешняя помощь должна быть очень осторожной и ненавязчивой, чтобы не мешать запуску традиционных механизмов саморегулирования конфликтных ситуаций».

Тоже не бесспорное утверждение. Оно не снимает ответственности с сомалийской политической и военной элиты, а также с этих самых «традиционных механизмов саморегулирования». Ведь сложно назвать нормальной ситуацию, когда ими, по большому счету, были закрыты глаза на ситуацию с грабежом гуманитарных конвоев. Каждый отстаивал интересы только своего клана и всячески старался не допустить роста влияния соседних кланов.

В любом случае главная цель – установление мира на территории Сомали, в рамках миссии «Возрождение надежды» выполнена не была. И прежде всего, благодаря высокой милитаризации общества. Именно в этом видел основную проблему для дальнейшего урегулирования конфликта Совбез ООН и весной 1993 года, им было принято решение о проведении новой операции, UNOSOM II, получившей не менее звучное название «Продолжение надежды».

1 / 5
Адмирал Джонатан Т. Хоу (второй справа), Специальный представитель Генерального секретаря ООН по Сомали. Надпись на стене: Мы верим в UNOSOM Фото: unmultimedia.org
Мандат миротворческих сил был значительно расширен, а основной задачей поставленной перед ними стало не только сопровождение грузов, но так же и разоружение противоборствующих сторон. Теперь, если миротворцы сталкивались с отказом местного населения сдавать оружие, они имели право открывать огонь на поражение. От воюющих сторон потребовали сдать большую часть оружия на склады и сделать их доступными для постоянного мониторинга со стороны миротворцев. Но в глазах сомалийцев, и прежде всего верхушки клановых структур, ООН не удалось завоевать авторитет как той силы, которая способна навести порядок. В миротворцах главы кланов видели, прежде всего, источник наживы и международные чиновники давали этому достаточно количество поводов. Кроме того, они боялись того, что сдав оружие они сильно ослабнут в противостоянии с другими кланами и не спешили с ним расставаться. Поэтому разоружение шло с большим скрипом. Проведение мониторинга постоянно преследовали различные инциденты и один из них положил конец хрупкому перемирию.

Пакистанские миротворцы

5 июня 1993 года, во время обследования одного из складов в котором хранилось оружие, сданное войсками под командованием генерала Айдида, произошло нападение на пакистанский миротворческий отряд. В результате инцидента погибло 26 солдат. Многие из них после этого были изуродованы рассвирепевшей толпой. 10 человек пропали без вести, 57 были ранены. Через неделю после инцидента, желая отомстить за гибель своих товарищей, пакистанские военные расстреляли мирную демонстрацию сторонников Айдида в результате чего погибло более 20 сомалийцев.

Последствия расстрела пакистанскими миротворцами демонстрантов протестовавших против присутствия в стране иностранных войск. Могадишо, 1993 г. Фото: imgur.com

Произошло самое ужасное, что могло произойти во время этой миротворческой операции – войска ООН были втянуты в боевые действия и по-факту стали одной из сторон конфликта. На этом фоне авторитет генерала Айдида только вырос, т.к. его фигура стала восприниматься многими сомалийцами как единственная, которая противостоит вмешательству во внутренние дела Сомали. Объявленная американцами охота на Айдида и обещанная награда в размере 50 000 долларов за его поимку только еще больше укрепило их в этой мысли.

С фанатичным упорством войска ООН приступили к поимке генерала, который отказался выдать виновных в убийстве пакистанских миротворцев. В течение трех дней американские самолеты огневой поддержки утюжили Могадишо и окрестности пытаясь уничтожить склады, ремонтные базы и прочую инфраструктуру верных Айдиду войск. Стоит ли говорить о том, что в результате этих налетов гибло большое количество мирного населения, что опять же не прибавляло популярности миротворцам в глазах сомалийцев. Очередную ошибку командование войск ООН совершило 12 июня, когда в результате наземной спецоперации, поддержку которой оказывала авиация, было совершено нападение на дом одного из функционеров подконтрольного Айдиду Сомалийского Национального Альянса, в которой, по агентурным данным, должен был принимать участие и сам генерал. Ракетным ударом, совершенным с американских вертолетов Cobra и Black Hawk, дом был стерт с лица земли, высадившийся позже десант захватил немногих выживших участников встречи. В результате налета было убито 54 человека, среди которых оказался, пользовавшийся большим уважением среди сомалийцев, 90-летний глава под-клана Хабар Гидир - Хаджи Мохаммед Аден. Этот инцидент и еще больше ожесточил жителей Могадишо. Складывалось такое ощущение, что миротворцы ставят перед собой какие угодно цели, но только не цель установления мира на сомалийской земле, ведь на этой встрече ее участники как раз собирались обсудить варианты диалога с руководством UNOSOM II, чтобы избежать дальнейшего кровопролития… Через несколько часов на место трагедии прибыли пять журналистов ведущих мировых информационных агентств, чтобы запечатлеть произошедшее. Они понадеялись на гарантии айдидовских солдат, которые пообещали им обеспечить безопасность. К моменту их прибытия вокруг дома собралось более тысячи местных жителей, в которых кипела ненависть и желание отомстить. Четверо из пяти журналистов были растерзаны на месте – два кенийца, немец и британец. Пятому журналисту чудом удалось избежать казни, поскольку он сумел убедить нападавших, что является кенийцем по национальности и мусульманином по вероисповеданию – только это уберегло его от расправы. Тела троих из четырех убитых журналистов информационным агентствам пришлось выкупать у боевиков, поскольку силы ООН отказались оказывать им в этом какое-либо содействие.

Морской пехотинец США. Сомали, 1993 г. Фото: mprnews.org

Ситуация усугублялась еще и тем, что к этому моменту в рядах самих миротворческих сил наметился серьезный раскол. Итальянский контингент зачастую игнорировал приказы верховного командования миротворческих сил, поскольку считал методы, которыми действуют американцы, неэффективными и пагубными для умиротворения ситуации в стране. Пакистанские военные, потеряв в боестолкновениях большое количество своих боевых товарищей, все чаще стали терять над собой контроль и иногда реагировать излишне жестоко на попытки местных жителей защитить себя. Нигерийская часть миротворческого контингента, видя как итальянцы игнорируют приказы командования, обвинило их в предательстве и сговоре с мятежным генералом Айдидом. Ситуация так же осложнялась еще и тем, что принятие жизненно важных решений принималось ооновской бюрократией крайне медленно и зачастую без учета быстро меняющейся обстановки. В такой ситуации сложно было ожидать от миротворческой миссии достижения поставленных перед ней целей.

Бельгийские миротворцы Фото: unmultimedia.org

Тем временем Могадишо представлял из себя лоскутное одеяло – разные части города контролировались разрозненными группировками, которые зачастую никому не подчинялось. Количество оружия на руках превышало все мыслимые пределы. На улицах воцарилось насилие, грабежи. Помимо военных потерь, увеличилось количество немотивированных убийств. Государственные институты управления страной были разрушены, традиционные институты, веками позволявшие управлять непростым по своей структуре, сомалийским обществом, в ситуации хаоса так же перестали работать. Но, как известно, власть не может долго валяться бесхозной – кто-то ее подберет. И именно в этот момент на политическом и военном небосклоне Сомали появляется новая сила, которая объявила о том, что она готова взять на себя ответственность и навести в стране порядок. И этой силой стал ислам.

Не смотря на достаточно продолжительный период строительства социализма, Сомали, в отличие от большинства соцстран, никак не ущемляли религиозную жизнь общества и ислам играл в ней главенствующую роль. Первой исламской организацией, заявившей о себе в самом начале гражданской войны, стала «Аль Итихад аль Ислами» (АИАИ). Существовавшие еще с конца 70-х годов несколько разрозненных исламских просветительских организаций, в конце 80-х, объединились в АИАИ и провозгласили своей целью построение на территории Сомали государства, в основе которого лежали бы принципы шариата. Пока еще малочисленная и не получившая большой поддержки со стороны исламских организаций Ближнего Востока, АИАИ не смогла стать заметным игроком в сомалийских делах, но это была «первая ласточка» надвигающегося цунами исламизма, которая позже захлестнула страну. Повоевав со всеми военизированными группировками на Юге и в Центральном Сомали, АИАИ безуспешно постаралась закрепиться в Путланде, что категорически не устроило местные кланы, которые постепенно выдавили ее со своей территории. Окончательный разгром «Аль Итихад аль Ислами» осуществили эфиопские войска, после того, как правительство Эфиопии объявило боевиков АИАИ виновными в организации терактов на своей территории.

На фоне нарастающей войны всех против всех, руководство миротворческой операции UNOSOM II выбрало своим врагом Фараха Айдида и по-сути самоустранившись от мирного разрешения конфликта, устроила охоту за ним, поставив себе так же цель уничтожить все верные ему подразделения. С учетом того, что авторитет ООН в глазах сомалийцев к этому времени был практически окончательно потерян, а миротворцы занимались чем угодно, только не налаживанием процесса межкланового примирения, подобная тактика вела только к одному – окончательной дискредитации миссии UNOSOM II. Генерал Айдид же стал символом национального сопротивления иностранному вторжению.

После подрыва, 8 августа 1993 г., джипа с четырьмя американскими военными, высшее руководство США приняло решение направить в Сомали свои самые боеспособные подразделения - спецподразделение «Дельта», команду «морских котиков» и вертолетную часть авиаполка специальных назначений «Nightstalkers».

3-й батальон, 75-го полка рейнджеров в Сомали, 1993 год. Фото: life.ru

Перед рейнджерами была поставлена одна цель – уничтожение генерала Айдида и его ближайшего окружения. И началось для спецназовцев все хорошо – достаточно быстро им удалось схватить «правую руку» генерала Айдида – Османа Али. Воодушевленные успехом, 3 октября перед командой спецназовцев была поставлена задача захватить еще двух заместителей Айдида – Омара Салада и Махамеда Хасана Авале. Рассчитанная на полчаса, операция растянулась на целые сутки и закончилась полным провалом. Не буду описывать подробности сражения, вошедшего в историю под названием «Битва в Могадишо», - они достаточно подробно и достоверно показаны в фильме «Черный ястреб», который через восемь лет снял Ридли Скотт. Кстати, в съемках фильма, в том числе, принимали участие реальные участники того сражения. Результат бездарно спланированной и еще более бездарно проведенной операции – 19 миротворцев (18 американцев и 1 малазиец) убиты, более 70 раненых. Сбиты два и серьезно повреждены три вертолета. По разным оценкам погибло от 300 до 1500 сомалийцев, но жертвы среди них не поддаются точному учету. Еще сложнее посчитать сколько из них было мирных граждан, а сколько боевиков . С учетом того, что в каждом сомалийском доме был небольшой арсенал оружия, многие мирные жители взялись за оружия, видя смерть своих соплеменников от рук иностранцев.

Тело Уильяма Дэвида Кливленда тащилось по улицам сомалийской столицы привязанным к фаркопу автомобилю. Американское общество было шокировано подобными кадрами из Сомали.

Подобных потерь американские военные не несли уже давно. По их репутации и гордости был нанесен чувствительнейший удар. «Маленькая победоносная война», начатая Джорджем Бушем-старшим, но не помогшая ему избраться на второй срок, была для США закончена уже новым Президентом – Биллом Клинтоном. Через полгода после «Битвы в Могадишо», весной 1994 г., последний американский солдат покинул сомалийскую землю. Ни намного дольше просуществовала и миссия UNOSOM II, стоившая ООН более 3 миллиардов долларов и унесшая жизни 165 солдат-миротворцев.

Военная техника миротворческих сил ООН покидает Могадишо. 1995 г. Фото: AFP

Ни гуманитарные, ни политические цели, поставленные перед ней, решены не были. Не малую роль в столь быстром сворачивании миссии сыграли СМИ. Собственно во многом благодаря им эта миссия и была организована, когда все мировые информагентства в один голос стали кричать об ужасной гражданской войне разразившейся в далекой африканской стране. Бесчисленные фотографии и видеосюжеты со страдающими жителями Сомали не могли не повлиять на настроение сердобольного мирового сообщества и именно для их спасения и была организована миротворческая операция. Но ровно с таким же эмоциональным накалом, спустя несколько месяцев, эти же журналисты начали бомбардировать свои издания репортажами о только ухудшающей ситуации, низкой эффективности ооновких усилий. Самый большой эффект производили репортажи, в которых рассказывалось о тех бесчинствах, которые творили разъяренные толпы сомалийцев с трупами погибших солдат. И можно понять реакцию европейских и американских граждан, которые вроде как с самыми благородными намерениями, под звуки фанфар, посылали своих граждан для наведения порядка куда-то на край света, а СМИ через некоторое время в красках начинали им рассказывать, что далеко не все их солдатам рады. Информационную войну ООН тоже проиграла.

Вскоре после ухода американцев, был убит их главный враг – генерал Фарах Айдид. Пришедший ему на смену его сын Хусейн, став лидером Сомалийского Национального Альянса, не обладал таким весом как отец и не смог сплотить вокруг себя даже всех союзников своего погибшего отца. Произошло еще большее размежевание внутри сомалийского общества. Борьба между кланами стала усугубляться вооруженными конфликтами внутри самих кланов, из которых стали выделяться группировки, отказывающиеся подчиняться старейшинам. Теперь уже брат пошел на брата. Традиционные методы управления сомалийским обществом, веками помогавшие сглаживать все противоречия внутри него, перестали работать. И в этой ситуации вновь о себе заявил ислам.

Кому-то война приносит бедствия и страдания, кого-то она выносит на вершину Олимпа и обогащает. За время длившейся уже не один год междоусобицы многие люди сделали на войне целые состояния – торговля оружием и гуманитарной помощью, поборы с миротворческих конвоев приносили огромные деньги. Еще больше денег особо предприимчивые заработали на разграблении имущества, которое ООН вынуждена была бросить во время спешной эвакуации из Сомали. Заработав большие деньги и видя, что нарастающий в стране хаос с постоянными грабежами и бандитизмом могут в любой момент привести к их потере, крупнейшие бизнесмены были заинтересованы в установлении хоть какого-то порядка на контролируемых ими территориях. И где-то с середины 90-х годов им на время удалось его достичь с помощью организации Исламских судов.

Когда рухнули традиционные институты управления обществом, исламские суды предложили сомалийцам альтернативу – никакого трайбализма, коммунизма, конституции или демократии – все общественные институты должны строится на принципах шариата. Исламские суды опирались на собственные вооруженные формирования, имели собственные тюрьмы, милицию и достаточно быстро смогли установить на контролируемой территории порядок. Действовали они с крайней жестокостью, активно применялось битье палками, отрубание конечностей и смертной казни за наиболее тяжкие преступления. Преподавание в школах стало вестись на арабском языке, женщины стали обязаны носить хиджабы, запрещались любые развлечения, противоречащие их специфическому толкованию ислама. Но главное – Исламские суды предложили альтернативу традиционному клановому устройству сомалийского общества, заменив традиционный закон (хеер) шариатским судом. В основу теперь ставилась не принадлежность к какому-либо клану, а принадлежность к умме – сообществу мусульман, стоящему выше любых кланов. Серьезную финансовую, военную и идеологическую подпитку Исламские суды получили от различных правительств и частных организаций стран Ближнего Востока. В результате этой поддержки, Исламские суды очень быстро стали заметным игроком как на военной, так и на политической арене Сомали, в результате чего значительная часть южных и центральных регионов Сомали и даже бОльшая часть Могадишо оказались под их контролем. Хорошо организованные и вооруженные, имеющие за спиной мощную идеологическую поддержку, Исламские суды имели все шансы полностью подмять под себя Сомали. И в этом случае то, что мы сейчас наблюдаем в виде Исламского Государства на территории Ирака и Сирии, предстало бы перед мировым сообществом еще 10-15 лет назад.

Ситуация коренным образом изменилось после террористической атаки на США, 11 сентября 2001 года и объявления американцами войны Аль-Кайеде. Скрывать же к этому времени, что Исламские суды активно поддерживаются со стороны Аль-Кайеды большого смысла не имело. Сторонники Бен Ладена не только обучали своих сомалийских братьев по вере искусству партизанской войны, но и сами принимали в ней активное участие. Все чаще и чаще среди убитых сторонников ИС стали попадаться выходцы с Ближнего Востока. Так же совершенно нетипичным для сомалийцев было использование смертников с целью проведения терактов и это лишний раз подтверждало попадание Сомали в зону интересов Аль-Кайеды, которая подобные методы войны использовала постоянно. Помня опыт своего участия в миротворческих операциях, США уклонились от прямого участия в войне против Исламских судов, сосредоточившись на боевых действиях против Аль-Кайеды на их «канонической» территории – в Центральной Азии и на Ближнем Востоке. Решением этого вопроса занялась союзник Штатов в этом регионе – Эфиопия, которой американцы оказали финансовую и военно-техническую помощь. Долго эфиопов уговаривать не пришлось, т.к. к этому моменту их территория неоднократно подвергалась нападениям со стороны исламистов, да и появление под боком столь агрессивно настроенного исламского государства не радовало христианскую Эфиопию.

С конца 1990-х годов, при содействии различных международных организаций, а также сопредельных с Сомали государств, проходит целый ряд международных конференций, целью которых провозглашалось установление мира на сомалийской земле. Через какое-то время это даже стало вызывать насмешки, т.к. больше напоминало не продуманный процесс, который ставит перед собой целью налаживание взаимодействия между противоборствующими сторонами, а что-то типа «политического туризма». В организацию и проведения подобных мероприятий вкладывалось огромное количество средств, участие в них принимали тысячи человек и конечно кому-то на этом удавалось зарабатывать очень большие деньги. И все бы ничего, но реальных результатов эта работа практически не приносила. Согласия между противоборствующими сторонами не наступало. Более того, со временем боевые действия переросли в полномасштабную гражданскую войну. Дробление кланов происходило постоянно и через какое-то время члены одного клана, до этого хотя бы нейтральные по отношению друг к другу, оказывались по разную сторону баррикад. Все сложнее и сложнее было приходить к согласию. Хаос был повсеместным. И на этом фоне влияние третьей стороны, Союза Исламских Судов, только усиливалось. Одерживать победы над постоянно дробящимися подразделениями противника им становилось все легче. Сформированное при поддержки мирового сообщества сначала Переходное национальное правительство Сомали, а следом за ним Переходное федеральное правительство никакой реальной власти так получить и не смогли.

В середине 2006 года, под натиском СИС, пал Могадишо. К этому моменту, под их контролем находилась практически вся территория страны, за исключением Сомалиленда и Пунтланда. 20 декабря Эфиопия вводит на территорию Сомали свои войска. Противостоять военной мощи такого крупного государство как Эфиопия исламистам было очень сложно. Эфиопы использовали не только тяжелую военную технику, а также авиацию. Сил и средств эффективно противодействовать подобному оружию у СИС не было. За предшествующие эфиопской интервенции четыре года, США оказали своему союзнику военной помощи в общей сложности на 16 миллиардов долларов, что позволило Эфиопии значительно модернизировать собственную армию. Кроме того, американцы постоянно поставляли в распоряжение эфиопских военных данные спутниковой разведки и аэрофотосъемки местности, контролируемой исламистами. В наиболее сложных ситуация ВВС США наносили авиаудары по силам СИС. Исход был предрешен и к середине 2007 года военная победа над Союзом исламских судов была одержана. Но политическое согласие так и не наступило. На смену противостоянию с исламистами вновь пришло противостояние между кланами – извечная проблема сомалийского общества. Кроме того, сомалийцы крайне негативно реагировали на эфиопский военный контингент, который продолжал оставаться на территории страны. Нередки стали столкновения между «клановыми» военными подразделениями и эфиопскими солдатами.

Мир так и не наступал и вновь исламисты подняли, выпавшее из рук Союза Исламских Судов, знамя джихада… На этот раз консолидировать вокруг себя происламистские силы удалось группировке Аш-Шабаб.

Эти ребята не стали скрывать своей приверженности идеям, которые проповедовала Аль-Кайеда, и сразу же присягнули ей. После чего получили существенную материальную поддержку с их стороны, а на территорию Сомали прибыло большое количество военных инструкторов и добровольцев. И ситуация повторилась как под копирку – воспользовавшись царящим в стране хаосом и неспособностью какой-либо силы сплотить сомалийское общество, Аш-Шабабу достаточно быстро одержал ряд военных побед и получил под свой контроль значительную часть территории Сомали. На помощь терпящему поражение и теряющему контроль над территориями Переходному правительству опять пришли соседние страны. На этот раз это была Кения – одна из крупнейших стран в этом регионе, обладающая сильной, хорошо подготовленной и оснащенной армией.

1 / 6
Кенийский военный принимающий участие в освобождении порта Кисмайо от боевиков Аш-Шабаб Фото: unmultimedia.org

В 2011 году Кения поспособствовала созданию в приграничных с ней районах Сомали, нового государства получившего название Азания. Особо долго оно не просуществовало, но успело обзавестись всеми внешними атрибутами государства. Вот так, например, выглядел флаг Азании.

Поддержку кенийской интервенции, начавшейся в конце 2011 года, оказали также миротворческие войска Африканского союза, а также США и Франция, использовавшие свои военно-морские корабли для блокады захваченного исламистами порта Кисмайо и беспилотники для атаки на их позиции с воздуха. С Востока страны войска Аш-Шабаб подверглись нападению со стороны эфиопских вооруженных сил, которые опять вынужденные были зайти на территорию Сомали. Противостоять такому давлению исламисты, не имеющие никакого тяжелого вооружения, вынужденные биться на несколько фронтов, конечно, не смогли и после серии крупных поражений перешли к тактике партизанской борьбы.

1 / 7
К началу 2011 года, исламистами контролировалась бОльшая часть территории Сомали, за исключением Сомалиленда и Пунтланда
Наступил ли после этого мир на изрядко политой кровью Сомалийской земле? Увы нет. Крайне хрупкое перемирие очень сложно назвать миром. Действительно за последние годы удалось сформировать несколько правительств, избрать Парламент, Президента. Существенная часть территории страны находится под контролем правительства. Но не решенной, а только отложенной на время, остается ситуация с отколовшимися Сомалилендом и Пунтландом. Если последний готов рассматривать свое участие в будущем федеративном государстве, то Сомалиленд, который откололся от Могадишо одним из первых и все это время существовавший как независимое государство, возвращаться под крыло Могадишо не собирается. Сомалиленд не признан ООН, но имеет дипломатические отношение с рядом сопредельных государств. В стране уже достаточно устоявшаяся политическая система и практически все институты независимости. Сомалиленд эмитировал собственную валюту. Поэтому как будет решаться этот вопрос, пока, совсем не ясно. Если мировое сообщество поддержит силовой сценарий возвращения отколовшихся территорий, то это, однозначно, спровоцирует войну, которая по своему масштабу превзойдет все что происходило на сомалийской земле до этого. Но и политического решения этого вопроса, пока, тоже не проглядывается.

Никуда с сомалийской земли не делся и Аш-Шабаб.

Часть сомалийской территории до сих пор находится под контролем исламистов

На сегодняшний день он по-прежнему является главным дестабилизирующим фактором. Перейдя к тактике партизанской войны, его бойцы постоянно подвергают нападениям как правительственные, так и миротворческие войска. Ряд территорий до сих пор находятся под их частичным контролем или периодически переходят из рук в руки.

Но наибольшего хаоса исламистам удается добиваться при помощи постоянных террористических атак, которые совершаются ими в крупных городах. Больше всего их, конечно, приходится на Могадишо. Редкая неделя проходит без сообщений об унесшем жизни людей теракте. Об атаках в результате которых не было жертв информагентства даже не сообщают. В прошлом году на территории страны было совершено более 80 террористических актов. Крупнейший произошел 14 октября 2017 года, в результате чего, по разным источникам, погибло от 512 до 587 человек, до 400 человек получили ранения. Вот как это выглядит со стороны...

С начала этого года, когда я начал активно готовиться к поездке в Сомали, практически каждую неделю поступала информацию о новых терактах. Буквально за неделю до поездки было совершено нападение на офис Красного Креста, в Могадишо, в результате которого один сотрудник миссии погиб, трое получили ранения. Можно ли назвать эту ситуацию миром? Мне кажется, что даже с большой натяжкой нельзя.

Не добавляют мира и спокойствия в Сомали, а также негативно влияют на ее имидж на внешней арене, всем известные сомалийские пираты.

Кадры из фильма «Капитан Филлипс». Режиссёр Пол Грнграсс

Вместе с рухнувшей в начале 90-х центральной властью, оказались неохраняемыми и границы страны, в т.ч. и морские. Это привело к тому, что прибрежные сомалийские воды оказались вотчиной браконьеров со всего мира, что не могло, конечно, радовать сомалийцев занимающихся рыбным промыслом. Поначалу небольшим и плохо организованным атакам подвергались рыболовецкие суда, но какого-то значимого урона им нанести пираты не могли. Первым же, официально подтвержденным, стал захват, 12 января 1991 года, торгового судна «MV Naviluck». Судно было отбуксировано к берегам Сомали, часть команды убита. И за него впервые был запрошен выкуп. Именно с этого берет свое начало явление, которое получило название «сомалийское пиратство». Для его пышного расцвета были созданы все условия. Как я писал выше, центральная власть пала, государство прекратило существовать, а вместе с ним и береговая охрана – прибрежные воды превратились в «проходной двор». По Аденскому заливу проходит одна из крупнейших морских транспортных магистралей. За год по нему, в сторону Суэцкого канала и обратно, перевозится 50% мирового потока насыпных грузов, осуществляется 30% контейнерных перевозок и около 25% перевозок нефти. Ежегодно через Суэцкий канал проходит порядка 25 000 кораблей. Большая часть из них вынуждена пересекать и Аденский залив. Немудрено, что сомалийцы решили откусить часть этого пирога и очень быстро вошли во вкус, превратив это в настоящую индустрию.

Французский сейнер Trevignon. В 2010 году отбил нападение сомалийских пиратов, протаранив и потопив их лодку. Фото: Marcel Mochet / AFP / East News.
Попытка захвата судна. Команда пытается отбить нападение из брансбойтов. Кадры из фильма «Капитан Филлипс». Режиссёр Пол Грнграсс

Всего, в настоящий момент, в Сомали действует порядка пяти крупных пиратских группировок. В каждой из них по 300-400 человек. Основной базой пиратов является Пунтланд, но также часть бандитов базируется в районе порта Кисмайо, на Юге страны. Эти пиратские организации пытаются придать себе хоть какой-то легальный статус и целью своей деятельности провозглашают борьбу с браконьерством. Для этого они берут себе достаточно хлесткие названия – «Национальная служба береговой охраны», «Морские пехотинцы Сомали», «Береговая охрана добровольцев Кисмайо». В 2004 году, в результате мощнейшего цунами произошедшего в Юго-Восточной Азии, на берег Сомали были выброшены контейнеры с токсичными отходами. Пираты незамедлительно обвинили иностранные государства в их незаконном захоронении в территориальных водах Сомали и борьба с этим явлением также стало провозглашаться как одна из целей организации. Конечно же это фикция, но вот вопрос о том откуда взялись токсичные вещества также остается открытым.

Самый крупный выкуп за всю историю сомалийского пиратства был выплачен за украинский сухогруз "Фаина" с грузом вооружения, в т.ч. 33 танками Т-72. Сумма выкупа составила 3,2 млн. долларов Фото: ibigdan.livejournal.com

Неизменной остается тактика захвата судов. В море отправляется большая лодка, которая маскируется под рыбацкое судно, которая служит «материнским» судном для 4-5 быстроходных лодок, с которых и происходит захват судна. У пиратов существует достаточно разветвленная сеть информаторов во всех крупных портах региона, поэтому обычно атаки осуществляются на заранее определенные суда. Но не чураются они охотой и наугад. Но с того момента, как воды Аденского залива стали патрулироваться силы ВМФ различных государств, а судовладельцы стали использовать для охраны судов частные военные компании, работать вслепую для пиратов стало значительно опаснее.

Активная охрана Аденского залива военными кораблями крупных держав вынудила пиратов значительно увеличить ареал обитания и существенно выйти за пределы территориальных вод Сомали. Отмечались случаи захвата судов аж в районе Сейшельских островов и Аденского залива.

Не осталась безучастной в этой ситуации и Россия – ее военные корабли также принимали активное участие в охране морских караванов. Самым известным случаем, где засветились наши моряки, стало освобождение шедшего под либерийским флагом нефтеналивного судна «Московский университет», с российским экипажем на борту. Около суток судно находилось в руках пиратов, но команде удалось забаррикадироваться в машинном отделении и даже отбить несколько попыток пиратов захватить силовую установку судна. На выручку танкеру пришел российский противолодочный корабль «Маршал Шапошников», с которого была осуществлена высадка десанта, отбившего судно у пиратов. В отношении того как поступили в дальнейшем с захваченными в плен пиратами наши моряки информация разнится. Со слов наших военных, все пираты были посажены в лодку и отправлены восвояси с запасом провизии. Сомалийцы же утверждают, что после того, как лодка с пиратами отошла на некоторое расстояние от корабля, она была потоплена огнем с «Маршала Шапошникова». Утверждать что-то однозначно сложно, но до берега пираты действительно не добрались. После этого инцидента руководители пиратских банд объявили, что в следующий раз, когда в их руки будут попадать граждане России, выкуп за них требоваться не будет и все они будут сразу же уничтожены.

Захват "материнской" лодки сомалийских пиратов Фото: ntv.ru
На сегодняшний день проблема с «сомалийскими пиратами» во многом решена, но далеко не полностью и отдельные случаи захвата судов продолжают происходить. Всем очевидно, что решать эту проблему надо не в море, а на берегу, создавая условия, при которых люди перестанут заниматься разбоем, а перейдут к мирной жизни. Но пока Сомали от этого очень далека…

Так когда же на сомалийской земле установится прочный мир? Ответить определенно на этот вопрос сейчас не представляется возможным. Слишком долго идет война, слишком сильны противоречия внутри страны и к тому же они очень успешно подогреваются внешними силами, в лице международных исламистских организаций.

Прежде всего, это зависит от самих сомалийцев. Без преодоления трайбализма – разделения общества на кланы и отстаивание его лидерами интересов, прежде всего, своего клана, проблема решена быть не может. Общество должно выработать четкие механизмы сдержек и противовесов, которые не позволяли бы этой проблеме раскалывать общество. С подобной проблемой столкнулась в России, в 90-х годах, Чечня, где, по-факту, существует родо-племенной уклад общества, во многом повторяющий клановый уклад сомалийцев. Точно также Чечня подверглась влиянию со стороны третьей, внешней, силы – радикальных исламистских группировок Центральной Азии и Ближнего Востока. Но, пройдя через чудовищную кровавую мясорубку, чеченцы нашли в себе силы отложить в сторону клановые противоречия, пойти на компромисс с федеральным центром и сплотиться вокруг одного лидера. Не идеальная, с точки зрения европейской политической культуры, модель, имеющая достаточно слабых мест. Пришлось пожертвовать многими институтами современного гражданского общества. Но сделано главное – остановлено тотальное кровопролитие, люди могут жить спокойно и быть уверенными в завтрашнем дне. Когда-то должен встать следующий вопрос – фактическая, а не декоративная, реализация на территории республики Конституции Российской Федерации. И этот вопрос нельзя забывать, поскольку недопустимо длительное существование государства, в котором на части территории действуют законы диаметрально отличающиеся от законов остальной Федерации. Регион должен или принять основной закон, или покинуть Федерацию. В последнем случае не должно быть каких-то резких движений – размежевание должно быть растянуто во времени и хорошо продумано. Это мое личное мнение и я не настаиваю на том, что не могут быть найдены какие-то другие способы решения.

Мировое сообщество, в лице своих международных организаций, должно выработать, совместно с сомалийцами и другими странами Африканского рога, эффективную программу оказания Сомали экономической помощи. Все предыдущие программы никогда не решали поставленных перед ними задач, а вели только к обогащению верхушек кланов, допущенных к их реализации. Помощь, с минимальным количеством транзакций, должна доходить до тех, кто в ней действительно нуждается. В противном случае она ведет только к тотальной коррупции и неверию сомалийского общества в возможности международного сообщества повлиять на ситуацию в стране.

Сомалийцы должны прекратить покидать свою страну, искать легкой жизни и решения всех своих проблем в благополучной Европе. Этого невозможно будет достичь, если у простого сомалийца не будет возможности прокормиться у себя на Родине. И здесь, опять же, не обойтись без иностранной помощи. Но нужно прекратить давать сомалийцам «рыбу», нужно дать им «удочку», которой они сами смогут обеспечить себе достаток. Похоже, что европейцы уже начинают это осознавать и «первой ласточкой» можно считать пересмотр ведущими европейскими странами своей миграционной политики в сторону ее ужесточения.

Важнейшей является роль религиозных лидеров в умиротворении страны. И прежде всего молодежи. Выше я уже писал о том, что ислам всегда играл важную роль в жизни общества, даже в период построения «социалистического» общества религиозная жизнь в стране ни на минуту не затихала. И не зря именно на основе шариата радикальным исламским группировкам на время удавалось установить порядок на завоеванных территориях. Именно жесткие исламистские принципы стали альтернативой дискредитировавшему себя клановому укладу общества. Поэтому ислам никуда не денется из жизни сомалийцев. Но важно, чтобы его радикальные течения больше не будоражили умы молодежи – основного поставщика человеческой силы для Аш-Шабаб.

Меня часто спрашивают: «Зачем ты так часто ездишь в Африку?». И у меня по-прежнему нет какого-то четкого и красивого ответа на этот вопрос. Но определенно могу сказать, что путешествия по миру помогают с нового ракурса взглянуть на проблемы твоей страны и получить ответы на многие спорные вопросы.

И вот ровно для этого нам нужен мир и желательно весь! :-)

2363.19 – карма
Позиция в рейтинге – 67

Комментарии

elenarossi
+1
20 апреля 2018 г. 16:15
Вот так, например, выглядел флаг Азании.
Ничего себе Правда голубое не синее... Но все же.
Такой серьезный исторический экскурс!
1. Уважение к глубине познаний.
2.Слишком "жирно" для блога. Это же полноценный рассказ!
Radist
20 апреля 2018 г. 16:33
elenarossi писала 20 апреля 2018 г. 16:15
Правда голубое не синее...
Вы будете удивлены, но никаким законом или подзаконным актом у нас никак не регламентируется ни синий, ни красный цвет в флаге И если обратите внимание, то довольно часто используется именно такая расцветка

elenarossi писала 20 апреля 2018 г. 16:15
Уважение к глубине познаний.
Большое спасибо! Вот от Вас вдвойне приятно получать такой отзыв!

elenarossi писала 20 апреля 2018 г. 16:15
Это же полноценный рассказ
Ну в рассказах у нас ведь полагается именно о путешествии повествовать и только по-ситуации вплетать исторические данные. У меня же о поездке в Сомали тут ничего не сказано, сделаю это в третьей части
elenarossi
20 апреля 2018 г. 16:38
Информация принята, дорогой мой "Радист") - нет, не sos - просто другого смайлика нет. А третью часть подождем) )
acvazul-v2010
20 апреля 2018 г. 19:58
А когда же собственно о самом Вашем путешествии?
Maksim_Starostin
+2
20 апреля 2018 г. 21:31
"Морду будем бить в третьей серии" :)
Radist
21 апреля 2018 г. 23:17
Надеюсь в ближайшие дни навалюсь и напишу ))
Maksim_Starostin
+1
20 апреля 2018 г. 21:29
Если вы хотите съездить в Сомали, то сначала должны решить для себя, в каком из десяти Сомали вы желаете побывать :)

Да, наши конечно глупо просрали и Сомали, и Эфиопию.
Да свою страну просрали, чего уж там.
А у Британии целая цепочка стран была через всю Африку - тоже не смогли.
Остается надеяться на китайцев, что они в Африке что-то изменят. База в Джибути уже есть.
acvazul-v2010
20 апреля 2018 г. 22:04
Главное преимущество китайцев что они не насаждают коммунистическую идеологию. И они не альтруисты, чтобы давать удочку. Ничего личного, только бизнес. Они упорные, прагматичные, циничные парни. В отличие от наших мотивов и способов их достижения 30 лет назад. И в отличие от западных борцов "за демократические идеалы". Думается китайские задачи будут более осуществимы чем наши и западные
Maksim_Starostin
20 апреля 2018 г. 22:10
Китайцы меняют нефть, газ и руду на строительство инфраструктуры. В соседней с Сомали Кении видел, как строят дорогу, а на щитах - китайские иероглифы.
А вот американцы ресурсы меняют в основном на "демократические ценности" :)
acvazul-v2010
20 апреля 2018 г. 22:18
Я же говорю практичные ребята. Никакой идеологии и политики. Свой, третий путь. Бизнес и ничего личного. Им не надо насаждать "демократические ценности" и строить коммунизм во всем мире. Может из-за этого строительства и надорвал пуп Союз? Кормили весь мир, а сами были с голой ж...й. И сейчас эта гонка вооружений продолжается. Втянулись в Сирию как когда-то в Афган. Чешут мне по т.в. что если не остановить ИГИЛ в Сирии, то он будет на кавказе и Казани. А что китайцев угроза эта не касается? Там тоже есть мусульмане (уйгурский сепаратизм). И развалилась моя страна из-за гонки вооружений в 1991 г. Думается китайцы дойдут до финиша. Мальчики с долгим дыханием.
Radist
+1
21 апреля 2018 г. 18:21
В Джибути осень мощная американская база! Ее на подлёте очень хорошо видно и с ВПП. Масштабы поражают! Так что вряд ли именно Джибути из играет для Китая какое-то особое значение.
Но в остальном Вы правы - Китай оооочень сильно в Африке засел. Причем наибольшее его влияние заметно на западном побережье.
Prohoziy
20 апреля 2018 г. 22:20
Спасибо, Вячеслав, очень интересно!
Завтра прочитаю первую часть. Пропустил к сожалению...
Помню давно педагоги в военном училище рассказывали нам о Сомали и её сложных взаимоотношениях с соседями (особенно с Эфиопией). Сейчас вот Вы освежили в памяти прошлую информацию и существенно дополнили её.
Radist
+1
21 апреля 2018 г. 18:23
Спасибо за отзыв!
А вот я, честно говоря, до того как начал серьёзно интересоваться Сомали ничего не знал про наши взаимоотношения в 70-х. Пришлось долго и скурпулезно разбираться
mamka
+1
21 апреля 2018 г. 4:04
Ещё раз убеждаешься, что не всё так плохо дома
Я всегда говорю своей маме спасибо, что не родила меня в парандже в Афганистане и не в касте неприкасаемых в Индии))))
Цените, то что имеете...
Radist
21 апреля 2018 г. 18:27
Действительно дома не все так плохо )) Только вот чем больше я изучаю подобные конфликты, тем больше убеждаюсь, что очень часто ситуация меняется настолько стремительно и такие неожиданные факторы на ее дестабилизацию влияют, что ни одно общество не застраховано от подобного. А уж тем более российское
klaudia
21 апреля 2018 г. 7:23
Мне Сенегал казался трешем, но, по сравнению с Сомали, это была просто прогулка!
acvazul-v2010
+1
21 апреля 2018 г. 18:26
Сенегал успешная страна по сравнению с соседними. Я был только там в Африке. Это было просто лёгкой прогулкой, а сенегальцы душки. Вам бы в Йоханесбург или Центральную Африку. Вот где треш
klaudia
21 апреля 2018 г. 22:35
Я была в Йоханнесбурге, вообще, много мест в ЮАР посетила, очаровательную Намибию, даже Мадагаскар, но Сенегал был ужасен — для меня!
Radist
+2
21 апреля 2018 г. 18:29
Сенегал - отличная, колоритная страна. Не знаю почему она трешем Вам показалась ))
Запись с ответом была удалена.
klaudia
21 апреля 2018 г. 22:32
Совершенно жуткое впечатление произвела!
Yurijvar
25 апреля 2018 г. 21:41
Замечательный обзор событий последних лет по малоизвестной для большинства нас, стране!
Radist
25 апреля 2018 г. 22:04
Спасибо! Это мне ещё пришлось «наступить на горло собственной песне» и как-то финализировать статью, поскольку она разрослась бы ещё больше и врядли кто осилили ее до конца
Yurijvar
+1
25 апреля 2018 г. 22:21
Но я с удовольствием читаю вот уже подряд третью вашу статью - такое со мною бывает нечасто ...
Nomad
26 апреля 2018 г. 16:58
Слава, сильный материал!
Ох, горяченькая точка, черт побери! И ведь соседи неплохо относительно живут... а там.... Буду третью часть искать...
vadimbryansk333
28 апреля 2018 г. 15:17
нет какого-то четкого и красивого ответа на этот вопрос.

а я еще прошлый раз хотел спросить-не "почему Сомали",а "что там смотреть и делать сейчас?"
Radist
+1
28 апреля 2018 г. 15:30
Я попытал еще и в третей части на этот вопрос ответить. Не уверен, что получилось. Действительно, сложно это объяснить. Но пробраться в Сомали, и именно в Могадишо, а не в сравнительно спокойные Сомалиленд и Пунтланд, было моей целью последние годы. Я бы, честно, говоря, еще разок туда съездил Для меня есть еще чего там посмотреть
larkis8
8 декабря 2018 г. 17:20
Трилогия про Сомали - одна из лучших работ, которые я читала на Туристере ! После этого самой писать как-то неудобно становится.... Я так не могу
Marcos_Polos
15 января 14:58
потрясающе интересно написано!
автор благодарю за прекрасную работу!
специально зарегистрировался, чтобы выразить восхищение!
крайне интересно, пошёл читать 3 часть...
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.